ЗАКАЗ АТРИБУТИКИ
Футбольная атрибутика. Заказ.
Заказать


Из архивов... Интервью с Олегом Веретенниковым...

  Из архивов... Интервью с Олегом Веретенниковым...
 
 
 
«В «РОТОР» ЗАТЯНУЛО. НА ВСЮ ЖИЗНЬ…»

 
  ОЛЕГ ВЕРЕТЕННИКОВ. Лучший бомбардир новейшей футбольной истории России, настоящий капитан и истинный джентльмен Олег Веретенников не закрыл личный счет на знаковой третьей сотне. А красиво бы вышло: 20 лет профессиональной карьеры — 200-й гол! Можно мемуары диктовать… Благо есть что вспомнить. «Золотые» матчи со «Спартаком» 1997-го и 1998-го… Юный Бекхэм, приехавший с «Манчестером» в Волгоград на поединок Кубка УЕФА и потрясенный мечом из бетона и стали – он словно занесен над ареной, угрожая пришельцам с Запада…
 
Эгейское море… Дворик Рубенса… Мосты по венам Европы и Азии… 197-й, 198-й, 199-й. 200-й гол?! – нет штанга! Он вернулся в тягучий город на широкой реке, где дважды брал серебро России. Тут, над Волгой, играл лучший нестоличный клуб страны 90-х. Здесь Ротор взлетел, упал и рассыпался. Едва ли не в прах. Что ищет первый голеадор страны среди руин некогда славного волжского «Колизея»?


 
Девяностые в «Серебре»



 
- Тебе Тихонов и Зырянов сказали важные слова.

 
- Серьезно?

 
За окном декабрь, снег, золоченный крест новой церкви над старой дорогой из стали, по которой уходил на север скорый поезд №1 Волгоград – Москва. Веретенников смотрит видео-привет с церемонии «Футбольный джентельмен-2007». Двух кратный обладатель смокинга Тихонов говорит в камеру: «Олег, жаль, что тебя тут нет. Приезжай через год». Свежеиспеченный «джентльмен» Зырянов добавляет: Обидно, что мы не знакомы, но я помню, как вы играли».

 
Вообще-то, Тихонов помнит гораздо лучше. А память Веретенникова – та до сих пор кровоточит.

 
-Олег, почему дома не одолели «Спартак» в «золотом» матче осенью 97-го?

 
Чемпионами мы должны были стать еще до игры со «Спартаком». Но какие очки теряли! В Новороссийске странный судья показал «вне игры» Есипову, забивший чистый гол. А уже в Волгограде за неделю до матча такой пресс пошел! Мы психологически оказались не готовы к перегрузу.

 
- Ты тогда должен был забивать…

 
- Было два момента. Филимонов отбил. После игры я шел в раздевалку, Вася Уткин спросил, что будет с этой командой. Я остановился, и не знал, что сказать…

 
В тот холодный осенний день президент волжского клуба Горюнов мял смокинг и рвал с шеи бабочки (надел на случай победы). В раздевалке молчали как на похоронах. А на ступеньках южной трибуны плакали два долгоиграющих кандидата в сборную России Веретенников и Нидергаус. Потом выполз гадкий слух, что игру столице сдали. Продавцы сплетен просто не видели мужских слёз.

 
Год спустя на том же стадионе уже никто слезы не выронил. Лучший бомбардир страны забил «Спартаку», едва не лишив москвичей шанса на очередное «золото» чемпионата. Но гости, ведомые Тихоновым, как и годом раньше, оказался сильнее.

 
По случайному совпадению или нет – той же осенью юный подонок во дворе элитного дома на набережной плеснул кислотой в Олега, гулявшего с двухлетней дочкой Таней. Игрок пытался закрыться рукой, но кислота попала и на него, и на лицо ребенка. Нападающего не нашли.

 
- Я говорила Олегу, что отсюда надо уезжать! – Лариса Веретенникова и девять лет спустя не может вспоминать спокойно о том времени. – Ему столько всего предлагали, но он вцепился в этот «Ротор» - и все тут!

 
-Олег, правда что половину команды образца 97-го звали на хорошие контракты за рубеж?

 
- С руками отрывали! Есипова, Нидергауса, Геращенко, Беркетова… Ну, и меня тоже…

 
- Серьезные клубы выходили?

 
- В «Спартак» приглашали еще в 90-м и потом, при Романцеве. Газаев звал сначала во Владикавказ, потом в Москву, в «Динамо». Очень долго звал. В 97-м был готов контракт с бременским «Вердером». Из Испании два клуба выходили на меня лично. Предлагали на тот момент в два-три раза больше, чем в «Роторе».

 
- Ни один, российский игрок сегодня, в 2007-м, ни минуты бы не раздумывал! Назовите хоть одну вескую причину для отказа.

 
- Я хотел вместе с «Ротором» стать чемпионом страны. А приглашали с 94-го по 99-й. Как раз тогда, когда мы могли брать «золото»…

 
Но волжане дважды взяли «серебро». А в финале Кубка России-95 Веретенников с пенальти едва не поломал динамовскую штангу – и свою судьбу. В тот год он забил 25 мячей, и потом заколачивал по два десятка, но в сборную волжского левшу если и брали, то «туристом». В товарищеской игре с Бразилией он получил первую в жизни серьезную травму. А на чемпионате мира-94 в Америке Олега с одноклубником Геращенко просто «забыл» на скамейке запасных главный тренер Садырин.

 
Накануне миллениума у Олега истекал контракт с любимой командой.


 
- Я пришел к Горюнову и сказал, что не хочу никуда уезжать.


 
- Президент «Ротора» прежде говорил, что Веретенников для него, как сын…

 
-Говорил. А тогда он сказал: «У меня нет денег на тебя».

 
 
ОТ САЛОНИКОВА ДО АНТВЕРПЕНА.

 
 
В 1999-м Олег по-прежнему много забил, его вновь манили, в том числе в Москву. Узнав об этом, Горюнов заявил, мол, играй где угодно, но только не в России.

 
- Год заканчивался. Я мог уйти бесплатно, раз клубу не нужен… Но в итоге поехал на полгода в Грецию, в аренду. Условия были такие, что я мог забрать все арендные деньги, а потом подписать с греками контракт года на три. И «Арису» так было бы выгоднее: они заплатили бы лично мне, и сумма оказалась бы раза в два меньше, чем плата «Ротору».

 
- Но ты так не сделал?

 
- Нет.

 
- Почему в «Арис», а не, например в «Олимпиакос» или в ПАОК?

 
- Меня позвал югослав Петрович – он позже сербскую сборную тренировал – а «Арис» мог бороться за «зону УЕФА».

 
В Салониках почти у порога плескалось море, на склонах цвели маки, сербский тренерский штаб неплохо понимал по-русски. К Олегу прилетели жена с детьми, они встретили там Пасху-2000. 29-летний Веретенников забил первый гол на чужбине…
  Но вдруг что-то сломалось. Местные тренеры вытеснили сербов, Олега выпускали на 10-15 минут, внезапно выяснилось, что с УЕФА все «расписано» и без «Ариса».
Веретенников не сразу понял, откуда страх в глазах игроков-греков.

 
- Идет дерби, мы проигрываем 1:2, на стадионе «биток». Надо подавать угловой, а флажок-то рядом с трибунами. Смотрю никто подавать не идет. Я побежал, мяч поставил, пробил. Мне уже после один человек сказал: «Ты что, дурачок?» Тебя же бутылками могли закидать!» А там не только бутылки, там и монеты долетали. Монеты в 100 дирхам голову пробить могла…

 
Олег неохотно вспоминает об этом, но жена Лариса говорит, что сумасшедшие болельщики прорывались на тренировки – и тогда доставалось и игрокам, и даже тренерам.

 
У греков закончился сезон, голеадор прилетел в Волгоград, где «Ротор» тащил на себе тренер Ярцев: «Хочу играть здесь, Георгий Александрович!». Наставник был «за». Но президент отрезал: «У нас ребята денег не получают!».

 
Веретенников заявил, что останется играть все – не в Волгограде, так в другом городе России. И услышал: «Только не в России! У тебя есть Бельгия…»

 
В Антверпене они поселились рядом с двориком Рубенса, напротив ботанического сада. «Льерс» шел четвертым в чемпионате, случалось Олег выходил днем на весь матч за фарм-клуб, а вечером за основу во втором тайме. Дважды в неделю к ним приходил учитель фламандского и английского, а сын Пашка делал успехи в местной школе. На клубном «Мерседесе» ездили в парижский Диснейленд и в Голландию, куда прилетел на сборы родной «Ротор»…

 
Все шло хорошо так хорошо, что Веретенниковы уже подумывали купить в Бельгии недвижимость.

 
-Хотели остаться на ПМЖ?

 
Да нет, подписать контракт года на три. А жить… Брось! Соседи, чуть что, «стучат» в полицию. «Мерседес» с площади куда-то на эвакуаторе увезли – на метр не там поставил. По-русски ни с кем особо не поговоришь…

 
Дом в Антверпене Веретенниковы купить так и не успели. Вернувшись со сборов в Турции, Олег застал в клубе масштабную проверку. Шла компания по борьбе с иностранцами-легионерами, в клубах боялись выпускать игроков-легионеров из «восточных стран».

 
- Два месяца не играл вообще, 10 туров только на тренировки ходил.

 
- Выход был один – возвращаться домой?

 
- Я прилетел в Волгоград с обратным билетом на руках и бельгийской визой.

 
Но, позвонил в Антверпен, он понял, что там его уже не ждут. Бельгийцы предложили забрать чистый трансфер без части зарплаты.

 
- Я ходил-ходил по Волгограду, стучался к тренерам, а мне никто ничего не говорил.
  За два дня до закрытия трансферного окна Веретенникову позвонили из взлетевшего тогда «Сокола».
У Олега в тот момент не было своей машины. Помог друг Беркетов. Бомбардир сел за руль, по дороге в Саратов зачем-то завернул на родную базу «Ротор».

 
- Думал, может, что хорошее произойдет…

 
Не произошло. Автор полутора сотен голов нажал на газ и поехал на север.

 
 
СКИТАНИЯ КАПИТАНА.

 
 
-Расскажите про нашумевшую драку с саратовским болельщиком.

 
- Да что про это вспоминать?! Не фартило в «Соколе» страшно. Постоянно – штанга-перекладина, очки на пустом месте теряли. И болельщики зло относились, кидали пластиковые бутылки, оскорбляли. Как-то проиграли мы 0:1, шел я из раздевалки к автобусу и, хоть там милиция стояла, какая-то пьянь прорвалась.

 
- Тот человек хотел поговорить именно с тобой?

 
- Поговорить? Глаза ошалелые, орет, слюною брызжет: «Убирайся в свой Волгоград!» Так по смыслу только матом. Я его спрашиваю за кого он болеет. «За «Сокол»? А я за «Сокол» играю, что ж меня обвинять?»Предложил ему отойти, поговорить нормально. А он матом кроет и оскорбляет. Я не выдержал, послал его подальше. Он толкнул – я дал пинка. Он ударил и убежал. Больше я его не видел. А написали, что я избил бедного болельщика ногами.

 
Казалось, судьба то и дело прихрамывала на одну ногу. В Саратове в команде собралась отличная компания, ездили семьями за Волгу, на рыбалку. Олега избрали капитаном, тренер Корешков полностью ему доверял. Но центральный полузащитник Веретенников за первый год в «Соколе» забил всего два мяча, а в следующем сезоне – и вовсе отрезало.

 
В клубе начало твориться что-то нездоровое. Нервничал наставник. Перед домашними матчами с Ростовом и «Торпедо-Металлургом» Корешков заявил, мол, не возьмем дома шесть очков – уйду из команды. В итоге в играх с аутсайдерами взяли всего два очка, главный тренер положил заявление на стол, а с новым наставником, Ткаченко, у Олега отношения сразу не заладились.

 
- Я уже в Саранске играл в «Лисме», когда ко мне следователь из Саратова приезжал, какие-то вопросы по клубным делам задавал. А я в такие вещи не лез никогда – мое дело играть и голы забивать.

 
Мордовские болельщики Олега боготворили. Когда он в сезоне-2003 забил 18 мячей, ему подарили огромный стеклянный кубок, который сейчас занимает почетное место в волгоградской квартире Веретенниковых. Тренер Хомутецкий сообщил лучшему голеодору первого дивизиона, что сохранит костяк команды, что у «Лисмы» серьезные задачи на сезон, а условия бомбардиру предложат не хуже, чем вновь объявившиеся купцы из первой и премьер-лиг…

 
- На деле же смешно получилось: я пятого января, на свой день рождения, приезжаю в Саранск. Мне заявляют: «С вами разговора о предложении контракта не было». Мне, Сереге Жуненко, - да всем волгоградцам! – просто указали на дверь. Так я после травмы оказался у разбитого корыта…

 
Земляк Леонид Слуцкий, хорошо знавший Олега и «брошенный» на спасение элистинского «Уралана» позвал Веретенникова в столицу Калмыкии.

 
И опять – в который уже раз – судьба словно подсмеивалась над бомбардиром №1. Отличный состав, хороший тренер, жизнь в Сити-чесс с идеальным стадионом и черной икрой. Три с половиной часа езды до дома на хорошей машине…

 
- Травму залечил, выходил сначала на замены, потом в основе. Но - бах! Один месяц не заплатили, другой, третий… Многие слышали слова Кирсана про клуб, что «Уралан» словно чемодан без ручки – нести тяжело, а бросить жалко.

 
Олег не мог себе позволить тащить «чемодан без ручки». Он принял первое же приглашение из Казахстана и уехал в «Женис». По иронии судьбы в тот же год рухнул в пропасть «Ротор», оставшийся без денег, влиятельных попечителей, звезд и даже звездочек…

 
Зимой 2005-го символ волжской команды позвали спасать уже «Ротор-2»- клуб второй лиги, зоны Юг. Позвал бессменный президент клуба.

 
Олег плюнул на то, что многие годы терял деньги и нервы «благодаря», скажем так, своеобразной клубной политике, согласился.

 
Веретенников вернулся, чтобы подписать трехлетний контракт и вытащить «Ротор» из болота – для начала в первую лигу. Пусть на северной трибуне Центрального стадиона (на местном сленге «Колизея») по-прежнему зияла дыра, зияли дыры в бюджете и гулял ветер в кассах. Новый старый капитан, которому исполнилось 35 лет, все еще верил, что любую рану можно залечить…

 
 
ХОЛОДНОЕ ЛЕТО 2007-го

 
 
На новеньком серебристом «Мерседесе» мы неслись на север Волгограда с легким нарушением скоростного режима (местные гаишники до сих помнят и ценят веретенниковский удар с левой). Олег обещал мне показать самый большой в Европе зал для боулинга.

 
Зал, интересный не своим масштабом (в городе-герое Волгограде гигантизм вообще в почете) и не тем, что соседствует с проходной знаменитого тракторного завода…
  Боулинг этот открывали олимпийская чемпионка по прыжкам Татьяна Лебедева и лучший бомбардир футбольной России Олег Веретенников.

 
С Олегом тогда провели фотосессию. Плакаты с его изображением заполнили весь миллионный город… А в самом «Роторе» разразился скандал. Президент клуба был возмущен: почему реклама появилась без его ведома?! В итоге Горюнов даже вызвал капитана со сборов. «По контракту твое лицо тебе не принадлежит!»- жестко объяснил Веретенникову босс. После всех разбирательств баннеры исчезли повсеместно, кроме собственно, фасада самого боулинг-клуба…

 
Олег продолжал играть с мальчишками, младше его на 15-17 лет. Мотался на автобусе по городам юга России, названий которых раньше и не слышал.

 
А дома люди шли на стадион ради него. Полторы-две тысячи человек –но шли. На кубковую игру с «Амкаром» привалило тысяч восемь! И нахлынула ностальгия по празднику. И пошла веселая игра. И 80 минут с клубом Рахимова бились на равных…

 
- Но как играть в команде, где за пол-сезона меняется пять… нет, шесть тренеров?

 
- Но ты же играл?

 
-Играл. С тренером Корешковым, знакомым по «Соколу», снова встретились – уже в «Роторе» - и выдали победную серию. 30 апреля обыгрываем в принципиальнейшем дерби «Олимпию». А 1 мая мне звонят – Корешков в команде не работает, на базу приехал Колтун…

 
- Через два месяца выдавили и тебя…

 
- Оставалась последняя игра первого круга. Мне сказали, что я играть не буду, президент предложил стать тренером-селекционером. Я к Горюнову: «Может, компромиссное решение найдем? Дайте хоть доиграть!» Он объяснил, что я не даю в полной мере раскрыться молодым ребятам. Я хотел играть – мне играть не давали. А получать зарплату за тренировки я не собирался. Написал заявление.

 
- А до этого президент звонил по вечерам, и все интересовался, мол, как играешь Олег, как молодежь… - добавляет Лариса.

 
Кто-то пустил очередной слух, что капитан метит на главный пост в клубе. Но он-то никуда не метил, кроме ворот противника! И уехал Веретенников в павлодарский «Иртыш». Пятикратный чемпион Казахстана боролся минувшей осенью за место в «тройке» (а это – «зона УЕФА»)… Там в Павлодаре, Олег собирался забить свой двухсотый гол. Забил 199-й. Несколько месяцев не видел семью. Почти не выходил из гостиницы. Последний тур играл в ноябре при -8С. Домой приехал с бронхитом.

 
Несмотря на это в декабре 2007-го он каждый день ходил на матчи сборной, составленной из игроков «Ротора» разных лет. Гоняли мяч со студентами, с журналистами, между собой. Азартно, весело…

 
 
НЕ ЗВЕЗДА…

 
 
5 Января Олегу Веретенникову исполнилось 38. Его 16-летний сын Павел в футбольной школе «Ротора» много забивает – но не с левой, как отец, а с правой. И родители в очередь стоят: «Олег, когда начнешь детей тренировать?»

 
Стать тренером он очень хочет. Но сначала мечтает забить свой 200-й гол. Если сказать, что ему все равно, в какой команде это произойдет – вряд ли это будет правдой.

 
- Олег, почему ты не хотел отсюда уезжать, а потом все время стремился вернуться? Пусть банально звучит, но в одну реку дважды не входят.

 
- Я это знаю. Но меня тянуло сюда всегда. И лучше тех сезонов в «Роторе» середины 90-х у меня в жизни не было ни-че-го.

 
 
Портреты Веретенникова рисовали на кассах Центрального стадиона и даже трибунах. Руководство велело замазать. До сих пор ему пишут стихи и даже поэмы. По всем опросам подавляющее число болельщиков именно Веретенникова считает абсолютным символом некогда второго клуба державы.

 
-Олег, ты думал о своем прощальном матче?

  Он долго не отвечает. Молчит и Лариса. Олег заваривает кофе:
 
- Когда мы играли без денег, и вся страна это знала, мы не сдавали матчи. Вот это остается в памяти. А прощальный матч – зачем? Не такая уж я и звезда…

1 мар 2011. © Игорь Емельянов
Сайт болельщиков ФК "РОТОР" Волгоград Football club ROTOR Volgograd Fans site