ЗАКАЗ АТРИБУТИКИ
Футбольная атрибутика. Заказ.
Заказать


Вспомним... 2005 год.... Владимир Нидергаус: Наш человек в Бремене

  Вспомним... 2005 год.... Владимир Нидергаус: Наш человек в Бремене
 
  Профессиональную карьеру один из самых техничных форвардов российского футбола Владимир НИДЕРГАУС завершил на исторической родине — в Германии. Получил немецкое гражданство. Языком Гете и Шиллера овладел достаточно быстро, поэтому алфавит по просьбе еженедельника «Футбол» был составлен именно немецко-русский. Вот только вышел он с волжским акцентом, поскольку два последних года благополучную жизнь в Германии Нидергаус поменял на беспокойные будни одного из руководителей волгоградского «Ротора» . Нынешний генеральный директор клуба очень хочет помочь «Ротору» уже в ближайшее время вернуться в элиту российского футбола.
 
  Arbeit — работа. Считаю себя счастливым человеком. На протяжении всей жизни занимался и занимаюсь любимым делом. Без труда, работы не выловить и рыбки как из Волги, так и из Везера (см. В — Bremen). То, что дано от Бога, в спорте можно развить только через настоящую пахоту на тренировках. Вот и приходилось терпеть. Причем серьезные нагрузки с детских лет не всегда оказывались только благотворными (см. Х — X-beinig).
 
  Bremen — Бремен. В этом городе на реке Везер сейчас живет моя семья. Хотя, когда мы определялись с местом жительства, друзья предлагали поселиться на юге Германии. Перевесил другой вариант — поближе к моей сестре, которая живет в городке Бремерхафен, что на берегу Северного моря. Но тогда этот город считался закрытым (явление, характерное не только для СССР и России), и мы осели неподалеку — в Бремене. О чем нисколько не жалеем. Здесь у нас появилось много друзей, а сам город приветлив, красив и имеет славную историю.
 
  CSKA — ЦСКА. Поверьте, эту аббревиатуру, название сильнейшего на данный момент футбольного клуба России, в Германии хорошо знают. Тем приятнее вспомнить, что для меня матчи с армейцами всегда складывались удачно. «Клиентами» для меня они не были, но забивал я им часто и только победные для «Ротора» мячи. Один из них, в Кубке России 1996 года, получился неплохим (смеется). (Обыграв троих защитников, Нидергаус посадил последнего из них на «пятую точку», прокинув мяч между ног. А затем направил его в сетку — в «домик» и голкиперу. — Ред.)
 
  Dank — благодарность. Мне есть кому и за что сказать спасибо в этой жизни. Родителям, дай Бог им здоровья, за все то, что они для меня сделали. Первому тренеру Сергею Владимировичу Зайцеву, царство ему небесное. Пацаном я частенько на него злился: хотелось погонять в футбол, а он ставил меня у стеночки отрабатывать прием мяча и удар. Не считаясь с личным временем, учил различным техническим премудростям. Только спустя годы я понял, что тренер увидел во мне «искорку» и не стал подгонять под общий стандарт, а занимался индивидуально. Считаю, что шестьдесят процентов того, что умею на футбольном поле, я получил именно от Зайцева.
  А за пределами поля? Разве я не понимаю, какой ценой дается тепло домашнего очага моей супруге Елене? Повезло мне и на друзей, которые всегда готовы помочь. Будь то в Казахстане, Волгограде или в Германии. Не могу забыть и болельщиков — их поддержка вдохновляла чувствовать себя на поле творцом, а не механическим работником.
 
  Ekel — отвращение к чему-то. Зависть, эгоизм, ложь и предательство. Эти вещи я всегда не переносил и вряд ли стану более терпимым к ним в будущем. К сожалению, порой подобные черты характера проявлялись и у тех людей, кого я считал друзьями. Приходилось делать выводы, пусть и в ущерб нашим до этого хорошим взаимоотношениям.
 
  Fest — праздник. Считаю себя человеком жизнерадостным, поэтому праздники очень люблю. Все без исключения — от чисто семейных до сугубо корпоративных. И здесь мне повезло вдвойне: ведь если взять российский календарь, там часто можно найти дату, отмеченную красным цветом. А поскольку я сейчас живу на две страны, то, где бы на тот момент ни находился, всегда найду возможность получить от праздника удовольствие, будь он русским или немецким.
 
  Gol — гол. Именно так! Знаю, что в Германии используется и другой термин, обозначающий главное футбольное действо. Однако на поле и на трибунах предпочитают все же классический вариант. Гол — это заветная цель любого форварда. И я достигал этой цели более сотни раз только в официальных матчах. Кстати, жаль, что в Клубе Григория Федотова еженедельника «Футбол» не учитываются мячи, забитые в чемпионатах Казахстана и Израиля. Вошел бы в историю.
  Все свои голы считаю одинаково дорогими и не лукавлю. От любого забитого мною мяча получал настоящий кайф. А одним из самых необычных получился гол в Манчестере, когда «Ротор» , сыграв — 2:2, выбил из Кубка УЕФА «Манчестер Юнайтед». Казалось бы, что здесь такого — ведь, получив пас от Саши Зернова, вышел практически на пустые ворота. Однако там своеобразный стадион, и я в момент удара элементарно ворота... потерял! Видел только лица близко за ними сидящих зрителей. Исполнял, что называется, на автомате. И могу представить, что бы со мной было в случае промаха.
 
  Heimat — Родина. Немец, родившийся в Казахстане, живший в России, Израиле и теперь в Германии. Все эти страны для меня — Родина. Можно без натяжек сказать, что я — человек мира. А по менталитету все же чувствую себя русским.
 
  Israel — Израиль. Два года на земле обетованной стали для меня подарком судьбы. И я до сих пор с теплотой вспоминаю то время. Хотя к укладу местной жизни привыкнуть было не просто. Свои правила, порядки. Я это называю: нет порядка! (Дословно — keine Ordnung, см. О — Ordnung). Характерный пример. В Хайфе опаздываю на автомобиле на тренировку, поэтому тороплюсь. На однополосном участке дороги двигавшаяся впереди машина останавливается. Женщина-водитель открывает окошко и начинает разговаривать с подругой на тротуаре. Все — движение на этом участке прервано, потому что сигналить и тем более просить прекратить разговор нельзя. За четверть часа за мной выстроилась очередь из десятка автомобилей, и никто из водителей и пассажиров не роптал. В клубе причину опоздания восприняли нормально, не забыв наложить штраф. С тех пор выезжал куда-то только с приличным запасом времени.
 
  Journalist — журналист. Общительность и открытый характер позволяют мне избежать проблем в отношениях с «четвертой властью». Ценю важность и сложность работы журналистов. И с подавляющим большинством из них у меня хорошее взаимопонимание. Много друзей среди акул пера, камеры и микрофона. В качестве главного критерия отношений считаю порядочность. Хотя бывали случаи, когда журналист меня сознательно подставлял. В данной ситуации сразу прекращаю с ним контактировать. К счастью, количество таких примеров можно пересчитать на пальцах одной руки.
 
  Kuchen, Kinder, Kirchen — кухня, дети, церковь. Этот принцип тройного «К» в жизни немецкой женщины считается традиционным. Для моей жены Елены он тоже очень важен, но мы привыкли жить несколько иначе. За восемнадцать лет нашего брака я никогда не ограничивал супругу в реализации каких-то ее устремлений и увлечений. В Германии это сыграло положительную роль. Здесь непросто женщине найти достойную работу, тем более такую, которая ей нравится. У Лены это получилось. Хотя какой-то острой финансовой необходимости не было. Ей это нужно для души, и она нашла то, что искала. Сейчас она трудится мастером-кондитером и подходит к работе творчески. Знаю, что руководство фирмы ценит импровизации Елены — в Германии это в дефиците и очень востребовано.
 
  Langeweile — скука. Что-что, а скучать в бытность футболистом мне не приходилось, и это прекрасно! Всегда везло как на партнеров, так и на микроклимат в командах (см. S — Spassmacher). А сейчас, в качестве генерального директора «Ротора» , рутины в работе стало еще меньше. Мы создаем новую команду с прицелом на будущее, и за последние месяцы я, наверное, объездил пол-России. Селекция — одна из составляющих моей деятельности, и времени скучать не остается в принципе.
 
  Meisterschaft — мастерство. Хорошая выучка и мастерство всегда отличали немецких футболистов. Увы, в последние годы проблемы российского и немецкого футбола во многом схожи. Главная из них — дефицит собственных, доморощенных, игроков классного уровня. Вы посмотрите — в составе бронзового призера чемпионата мира на ведущих ролях были так называемые натурализованные граждане. Это тревожный звонок на тему перспектив сборной Германии. Корень проблемы в том, что работа с детьми ведется не так, как нужно. Нет, количеству и качеству полей, экипировке команд, зарплате детских тренеров можно только позавидовать. А отдача не та, что раньше, когда в составе бундестим регулярно появлялись настоящие звезды. Во многом потому, что ребенок с детских лет подгоняется под общекомандный стандарт. Индивидуальная работа с детьми отсутствует как таковая. Вот и появляются во взрослых командах молодые ребята, не обученные элементарнейшим вещам!
  Мой сын Сергей по приезде в Германию записался в футбольный центр. Так я в выходные дни занимался с ним и его друзьями по центру отдельно. Учил тем базовым элементам, которые нам раз и навсегда вдалбливали детские тренеры на песчаных полях Казахстана. А здесь, на прекрасных газонах, некому повозиться с парнем один на один, помочь ему раскрыть сильные стороны. Немецкие центры подготовки выращивают тактически грамотных атлетов, забыв, что такое воспитание и огранка настоящего футбольного таланта.
 
  Nationalmannschaft — национальная сборная. Болезненная для меня тема. В бытность игроком «Ротора» всегда мечтал выступать за сборную России. Довелось сыграть лишь в одном официальном матче, и я считаю, что шанса на большее так и не получил. Как и лучший снайпер российского футбола Олег Веретенников. Менялись тренеры сборной, менялся ее состав. А мы оставались в стороне. Хотя не сомневаюсь — по уровню игры мы сборную могли усилить. Кстати, в 1996 году, незадолго до финального турнира в Англии, еженедельник «Футбол» единственный из центральных СМИ заострил вопрос о призыве в национальную команду лидеров «Ротора» . Высказав предположение, что этого не происходит потому, что нас трудно будет перепродать за рубеж. Внятного ответа так и не прозвучало. А мы по-прежнему остались «людьми за бортом»… Неоднократно слышал от руководителей сборной, что регулярно приглашаться в ее ряды я смогу только в том случае, если перейду в один из столичных клубов.
 
  Ordnung — порядок. Для Германии это больше чем просто слово. Во многом это образ жизни, которого здесь неуклонно придерживаются. Все продумано и отработано в реализации до мелочей. Первое, с чем я столкнулся лично, — это пунктуальная работа общественного транспорта. Пользовался им, пока не приобрел автомобиль. Выбиться из расписания на несколько минут считается чрезвычайным происшествием.
  Немецкий порядок — это не только организация работы на всех уровнях. Это еще и специфика взаимоотношений людей. Например, вскоре после переезда в Бремен моя семья отправилась в гости к появившимся здесь друзьям. Хорошая субботняя традиция, вполне вписывающаяся в рамки «орднунга». Зашли в супермаркет, приобрели все необходимое, чтобы не явиться с пустыми руками. Забыли только одно — заранее предупредить хозяев о нашем визите. В итоге получили от ворот вежливый поворот. Здесь так не принято. Буквально обо всем необходимо договариваться заранее. Считаю это правильным. Если человек ценит свое время, то он должен уметь ценить и время окружающих, даже если это твои друзья или родственники.
 
  Politik — политика. С этой сферой деятельности ближе познакомился лишь в последнее время, став генеральным директором «Ротора». Раньше сталкивался с ней лишь на теоретическом уровне — политзанятия на срочной службе в Советской Армии и т.д. В бытность игроком столь глобальные вопросы, признаюсь честно, особо не волновали. Главное, что требовалось от футболиста, — показывать свое мастерство на поле, не более того. Зато в последние годы осознал, насколько важна политическая составляющая в жизни любого человека и общества. Да и в том же футболе. Сейчас администрация Волгоградской области повернулась лицом к проблемам и нуждам местного футбола и его флагмана — «Ротора». Президенту клуба Владимиру Горюнову пошли навстречу в привлечении денег на возрождение команды, и мы уже ставим перед собой высокие, причем реальные, цели. Если же абстрагироваться от футбола, то недавнее выступление президента России Владимира Путина в Мюнхене было «на ура» воспринято русскоязычным населением Германии. Сужу по реакции многих своих друзей и знакомых, осевших на немецкой земле, но переживающих за судьбу России. Это нормально, когда первые лица страны на практике стремятся к тому, чтобы мировое сообщество считалось с интересами России. Тогда и всем россиянам уже не будет «за державу обидно», как говаривал герой популярного кинофильма.
 
  Qualitat — качество. Понятие «немецкое качество» заслуженно имеет право на существование. Лично я всегда стремлюсь сделать качественно все, за что бы ни взялся. Не мне судить, как это получается, но старания не отнять (улыбается). Соответственно, требовательно отношусь и к вещам, которыми собираюсь пользоваться. Так что свой немецкий автомобиль я никогда не сменяю на самую навороченную модель, произведенную не в Германии.
 
  Rotor — «Ротор». Родной клуб, который дал мне в этой жизни практически все. Не хочу быть многословным на сей счет. Привык доказывать делом. Извиняюсь за резкость, но за эту команду я любому горло перегрызу. Поэтому, доверив свой бизнес друзьям в Германии, приехал в Волгоград по первому звонку президента клуба. Помочь выбраться из трясины второго дивизиона. И мы это сделаем.
  Да, мне приходится разрываться на две страны. И ездить в Бремен, как в гости. Жена же только по возможности приезжает ко мне в Волгоград. Но мы оба ощущаем себя дома как в России, так и в Германии (см. Н — Heimat). А объяснять Лене, почему я без колебаний откликнулся на сигнал тревоги из Волгограда, было не нужно. Ей ли не понимать, что значит «Ротор» для мужа!
 
  Spassmacher — шутник. Это свойство моего характера. Думаю, многие жизненные проблемы легче разрешить, воспринимая их с изрядной долей юмора. А в спортивном коллективе умение разрядить обстановку шуткой — качество вообще незаменимое. Главное, чтобы объекты розыгрышей адекватно воспринимали происходящее. Во всех командах, где мне довелось выступать, проблем с этим не возникало. В «Роторе» хорошие шутки всегда были в цене. Один Виктор Евгеньевич Прокопенко чего стоил! Я не был главным закоперщиком различных хохм. Достойную конкуренцию составляли Валера Есипов и Алик Борзенков. А уж если мы объединяли усилия, то можно было «тушить свет». Вспомню, например, выталкивание автомобиля одного из массажистов команды со стоянки у стадиона и невинный вопрос: «Может, его угнали?».
  В алма-атинском «Кайрате» ребята однажды обиделись на доктора, крепко нарушившего режим по пути со сбора. В итоге на базе тот обнаружил в своем чемоданчике не медикаменты, а с заботой подобранные кирпичи. Претензий, кстати, не было.
  Любил я внести элементы шоу и непосредственно в игру. Что очень нравилось зрителям, зато изрядно доставало арбитров и соперников. Но если кто-то из наших ребят получал по ногам и был назначен штрафной, почему бы и не поиграть на нервах провинившихся, вклиниваясь в стенку или приблизив мяч к воротам? Отвлечь внимание, а затем поймать на ошибке. Так что в любой шутке есть доля не только истины, но и пользы.
 
  Traum — мечта. Мечтать не вредно — вредно не мечтать! Главное — реальность самой мечты и усилия по ее осуществлению. Между прочим, прагматичных немцев считают не самой мечтающей нацией, а зря! В Бремене есть скульптурная композиция известных всему миру «Бременских музыкантов». И поверье, согласно которому нужно в новогоднюю ночь обхватить обеими руками ноги ослика, загадав желание. И тогда оно обязательно сбудется. Так вот, позолота на ногах ослика уже почти стерлась от усилий мечтателей. И не думаю, что это заслуга одних только туристов. Разумеется, моя семья также отдает дань этой традиции (см. Z — Zukunft).
 
  Uberfahrt — переезд. Если согласиться с народной мудростью, что три переезда равняются одному пожару, то я горел несколько раз! Действительно, кочевая жизнь спортсмена заставляет воспринимать переезды как данность. Особенно тяжело пришлось в этих реалиях моей супруге. Только-только обустроимся капитально, как я сообщаю о том, что снова пора паковать чемоданы. Нам помогало качество, которое называют «легкость на подъем». Правда, надеюсь, что в Бремене оно нам уже не пригодится и там мы осели основательно и надолго. Что же касается моей нынешней работы — ничего страшного! Это не самая большая жертва, которую я готов принести «Ротору» .
 
  Volgograd — Волгоград. Город, который считаю родным. Тем обиднее видеть разницу в уровне жизни волгоградцев и обитателей Бремена. Все это сразу бросается в глаза начиная с аэропорта, состояния дорог и заканчивая отсутствием хотя бы одной пятизвездочной гостиницы в миллионном городе. Не говоря уже о центрах досуга для населения — цирке, аквапарке, зоопарке, ледовых катках, бассейнах и стадионах. Перечислять можно много. А я не хочу показаться этаким брюзгой. Но считаю, что люди, живущие в этом городе, достойны гораздо большего.
  Когда меня в Германии спрашивают, откуда я переехал, название «Волгоград» мало о чем говорит. Зато Сталинград немцы знают прекрасно. Они хорошо помнят, где и каким образом была решена судьба Второй мировой войны. В их восприятии нет негатива или позитива — просто констатация исторического факта, о котором в Германии забудут не скоро, если забудут вообще.
 
  Weinsteiner — «Вайнштайнер». Моя любимая марка пива. Не думаю удивить новостью, что пиво — национальный немецкий напиток. Поражают лишь масштабы выбора и грамотный подход к употреблению этого напитка. И здесь гордятся своими традициями. Сразу после переезда родственники и друзья были рады показать мне не только самые красивые места Бремена. Они водили меня и по пивным. Конечно, не для банального поглощения напитка, а для оценки самих условий и количества сортов. Впечатлило. За пять лет из более чем сотни торговых марок я успел продегустировать не более двадцати пяти. Так что все еще впереди (смеется). А «Вайнштайнер» я сумел оценить за его своеобразный вкус, мне он очень понравился.
 
  X-beinig — кривоногий. Да, я такой. И не испытываю по этому поводу даже малейших комплексов. На отдыхе в теплых краях или на берегу реки предпочитаю шорты. Да и чего стесняться? Ведь нас, как волков, ноги в буквальном смысле слова кормят. И достается им на протяжении всей карьеры изрядно.
 
  Zukunft — будущее. Считаю, что мы с супругой в жизни уже чего-то добились. Поэтому главной семейной целью является помочь состояться детям. Они у нас достаточно взрослые. Сергею — 18 лет, он учится в колледже и собирается продолжить образование. Хочет специализироваться в экономике машиностроения. Дочке Екатерине — 14 лет, и здесь тоже превалирует учеба.
  Как считают китайские мудрецы, до пяти лет ребенок для родителей — Бог, до шестнадцати — раб, а после шестнадцати лет — друг. Так что нашим детям нужны уже действенная дружеская поддержка и участие. В чем им никогда не будет отказано. Как и большинство родителей, надеемся, что в будущем дети смогут добиться большего, чем мы.
  Если касаться моего будущего, то здесь на первом плане «Ротор» . Думаю, для читателей «Футбола» уже не секрет, что я загадал в новогоднюю ночь, обняв за ноги ослика-музыканта на площади немецкого города Бремен.
12 мар 2011. © Роман Савелов
Сайт болельщиков ФК "РОТОР" Волгоград Football club ROTOR Volgograd Fans site