ЗАКАЗ АТРИБУТИКИ
Футбольная атрибутика. Заказ.
Заказать


Иван Тодорович: «Переход в клуб, который так любят болельщики, по определению правильный»

  Иван Тодорович: «Переход в клуб, который так любят болельщики, по определению правильный»
 
  Сербский полузащитник волгоградского «Ротора» в интервью клубной пресс-службе рассказал о том, почему стал футболистом, как играл в футбол под бомбами, выигрывал медали молодежного чемпионата Европы, адаптировался к жизни в России и почему предпочел «Ротор» другим клубам.
  – Иван, расскажи, как получилось, что ты стал заниматься футболом?
 
  – Я родился в Белграде, это мой родной город. Мой отец Аранджел Тодорович был большим футболистом, много лет играл за белградский «Партизан», затем выступал во Франции. Я тоже с детства увлекся футболом, и когда надо было выбирать, в какую детско-юношескую школу мне пойти, естественно, оказался в «Партизане». Сначала это было просто увлечение, но со временем стало ясно, что из меня может получиться профессиональный футболист.
 
  — Насколько футболист Иван Тодорович похож на футболиста Аранджела Тодоровича?
 
  — Отец играл под нападающими, когда выступал во Франции, у него был номер «10», а это много значит. Он был игроком больше заряженным на атаку, умел и забить гол, и отдать передачу. Я всю карьеру, с самых первых лет в «Партизане», играю опорным полузащитником. Иногда меня пробовали на фланге, но это продолжалось недолго. Отец был более раскрепощенным игроком, я более собранный.
 
  – Не секрет, что в девяностые годы в Югославии было неспокойно. Где ты был, когда страна подверглась бомбардировкам?
 
  – В те дни я был дома, в Белграде. Три месяца город бомбили. В первый месяц было очень страшно. Затем, когда играли с друзьями в футбол и вдруг начинали работать сирены, подававшие сигнал, что нужно спуститься в бомбоубежище, мы все равно продолжали играть. На город падают бомбы, мы играем в футбол – все нормально.
 
  – Как развивалась твоя карьера, когда ты дорос до взрослой команды?
 
  – В 21 год я ушел из «Партизана» в «Зету». Этот клуб сейчас выступает в чемпионате Черногории, а тогда играл в чемпионате Сербии и Черногории. Будучи игроком «Зеты», я также привлекался в молодежную сборную, в составе которой выступал вместе с Красичем, Вучиничем, Ивановичем, Вукчевичем. У нас была очень сильная команда, с ней мы выигрывали медали на молодежном чемпионате Европы.
 
  – Наверняка после успешного выступления на турнире такого уровня от предложений не было отбоя?
 
  – На многих игроков той команды обратили внимание сильные европейские клубы. Мной активно интересовался леверкузенский «Байер», в Германии ведь любят игроков, которые много бегают и работают на поле. Приезжали люди из шотландского «Хартса». Но президент клуба неожиданно принял предложение из России, от «КАМАЗа». Что это за команда я не знал, никогда о ней не слышал. Я, конечно, знал, что в России есть «Спартак», «ЦСКА», «Зенит», еще «Сатурн» в то время был хорошей командой. Мне сказали, что у «КАМАЗа» серьезные амбиции на то, чтобы выйти в Премьер-Лигу, у клуба были деньги и их президент искал игроков для усиления состава. В итоге я, вместе с Бранимиром Петровичем, оказался в Набережных Челнах.
 
  – Как быстро удалось адаптироваться к новой стране?
 
  – Сначала в России было очень трудно. Другая страна, другой язык. Помогло то, что в команде было несколько человек из Сербии. Через какое-то время я привык, выучил язык. Надо отдать должное, в команде нас очень хорошо приняли. Состав подобрался хороший. В течение двух сезонов мне довелось быть там капитаном. Несколько лет подряд мы останавливались в шаге от того, чтобы выйти в Премьер-Лигу, упуская путевку в последний момент. Я до сих пор не могу понять, как мы не заработали повышение в классе.
 
  – После «КАМАЗа» ты оказался в чемпионате Португалии.
 
  – Я решил покинуть «КАМАЗ» после того, как из команды ушел тренер Юрий Газзаев, с которым у меня на протяжении всех лет пребывания в Набережных Челнах были прекрасные отношения. Он звал меня к себе в «Крылья Советов». Я очень хотел попробовать себя в российской Премьер-Лиге, но в то время у самарского клуба были серьезные финансовые проблемы. Два месяца я ждал, когда они разрешатся и «Крылья Советов» смогут подписать со мной контракт. За это время я отверг много интересных предложений. Потом понял, что дольше ждать уже нельзя, и согласился на переход в португальский «Насьонал». Через несколько дней мне позвонили из «Крыльев Советов» и сказали, что все вопросы улажены, но было поздно, я уже стал игроком португальского клуба.
 
  — Какое впечатление на тебя произвел чемпионат этой страны?
 
  — В Португалии снова пришлось привыкать к новым условиям. Я был в команде единственным сербом, но много ребят было из бывшей Югославии – хорваты, черногорцы. С ними мы отлично общались, это помогло освоиться. Мадейра – отличное место для жизни, чемпионат в Португалии очень сильный. Бразильцы там не считаются иностранцами, их туда приезжает довольно много. Португалия для бразильцев – перевалочный пункт для того, чтобы сделать карьеру в Европе. Когда я играл за «Насьонал», в «Порту» играли Фалькао, Халк, Лучо Гонсалес, в «Бенфике» были Кардосо, Савиола, Аймар. Приятно было соперничать с такими футболистами.
 
  – Многие до сих пор удивлены тому, что из такого сильного чемпионата ты вернулся в российский Первый дивизион.
 
  – Мне нравилось время, которое я провел в России. В Португалии все относятся к футболу сугубо профессионально. Пришли, потренировались, разошлись. В России отношения в команде совсем другие. Да, тут с партнерами можно иногда поспорить, но в основном между игроками и тренерами хорошие дружеские взаимоотношения. Такой подход мне гораздо больше нравится. Контракт с «Насьоналом» у меня действовал еще два года, но в клубе начались финансовые проблемы, и мы с руководством расторгли договор по взаимному согласию. Я стал свободным агентом и реши вернуться в Россию.
 
  – Почему сделал выбор в пользу «Ротора»?
 
  – Я знал, что в России очень важно попасть в правильную команду. Поэтому стал изучать возможные варианты. Сейчас могу рассказать, что были и другие предложения. Например, меня звали в польскую «Легию», был вариант уехать в Китай, или в МЛС. Но я ждал предложения из России. Тут мне сказали, что мной интересуется «Ротор».
  Про этот клуб я слышал и раньше. Я навел справки, узнал, что у клуба хорошее руководство, амбиции. Кроме того, мне сказали, что Волгоград очень футбольный город и, скорее всего, попадет в число городов, где пройдут матчи чемпионата мира, а значит, команда из такого города наверняка будет ставить перед собой высокие цели. В итоге сейчас я доволен своим выбором и удостоверился, что все, что я узнал о «Роторе» до прихода в команду, оказалось правдой.
 
  – Как оцениваешь первые месяцы, проведенные в клубе?
 
  – Команда собралась очень молодая. Ребята делают все возможное, работают на все сто процентов. Возможно, иногда нам не хватает удачи, сыгранности. Сначала мы привыкали друг к другу. Не знали, кто что может, а что нет. На все нужно время. Хотя очевидно, что если бы мы реализовали моменты, которые у нас были в неудачно сложившихся играх, то были бы на 2-3 места выше в турнирной таблице. Сейчас нам надо хорошо сыграть оставшиеся до перерыва матчи. Потом будет небольшой отдых, сборы и подготовка ко второй части чемпионата. Думаю, что весенние 12 игр мы проведем гораздо лучше. В будущее я смотрю с оптимизмом.
 
  – Семья в Волгоград собирается переезжать?
 
  – Жена и дочка сейчас в Белграде. Они провели здесь два месяца, но сейчас уехали в Сербию, в основном они живут именно там. За 7 лет, которые я играю за границей, мы уже привыкли к такой жизни. За эти годы я одних квартир сменил столько, что уже со счета сбился. Вместе с семьей в таких условиях было бы тяжело, одному проще. Тем более, в Сербии у жены родственники, подруги. А когда она приезжает ко мне, то ей приходится подолгу сидеть дома, пока у меня тренировки, игры, выезды.
 
  – Как супруга оценивает твой переход в «Ротор»?
 
  – Она посетила несколько наших игр, говорит, что была приятно поражена тем, как здесь болеют за «Ротор». Сказала, что с теми же Набережными Челнами смешно сравнивать. По её мнению, переход в команду, которую так сильно любят болельщики, по определению – правильное решение.
 
  — Какое впечатление у тебя от жизни в Волгограде?
 
  — Когда переезжал в Волгоград, я уже знал, что такое Россия, какие города здесь есть. Например, Набережные Челны – маленький город, он какой сейчас, такой навсегда останется. Москва – очень большой город, который постоянно развивается, он как Белград, только еще больше. Наверное, даже слишком большой. Волгоград – красивый город, здесь хорошие люди. На самом деле, местные жители по своему складу близки к европейцам. В отличие от людей из тех же Набережных Челнов, которые совсем другие. Плохо, что этот город сильно запустили. Видно, что долгое время здесь ничего не делалось. Дороги плохие, на многих улицах, исключая центр города, бывает грязно. Очень хорошо, что все-таки попали в чемпионат мира. Это дает большие возможности для того, чтобы город преобразился. Хотя в принципе для жизни здесь все есть – хорошая погода, природа, река, кафе, торговые центры и так далее. Просто надо навести порядок.
 
  – Что бы ты хотел сказать болельщикам клуба?
 
  – Болельщики очень любят «Ротор» и будут любить эту команду до конца жизни. Понятно, что они хотят большего. Футболисты переживают поражения намного тяжелее, чем кто бы то ни было. В этом я могу вас уверить. Команда у нас очень молодая и очень перспективная, но надо помнить, что она лишь недавно собралась. Партнеров мне упрекнуть не в чем. В ряде матчей мы показывали хороший и зрелищный футбол, были игры, которые мы провалили. Такое случается и с самыми лучшими командами. У нас впереди большой путь, и если набраться терпения, то все будет хорошо.
Сайт болельщиков ФК "РОТОР" Волгоград Football club ROTOR Volgograd Fans site