ЗАКАЗ АТРИБУТИКИ
Футбольная атрибутика. Заказ.
Заказать


Огромное небо СЕРГЕЯ ЛЕОНОВА

  Огромное небо СЕРГЕЯ ЛЕОНОВА
  20 июня исполняется ровно 35 лет с того дня, когда в небе над селом Дворянским Сергей Леонов совершил свой подвиг, отведя падающий самолет от пионерского лагеря и населенного пункта.
  Немногие знают, что у помощника президента «Ротора» Сергея Леонова поистине героическая судьба. А этот невысокий, скромный человек профессионально выполняет свои обязанности и о своем подвиге вспоминает с неохотой…
 
  А ГОРОД ПОДУМАЛ, УЧЕНЬЯ ИДУТ
 
  «Катапультируйтесь, катапультируйтесь!!! – голос руководителя полетов срывался на крик.
  Истребитель «МИГ-21» курсанта 4-го курса Качинского училища летчиков Сергея Леонова падал, земля стремительно приближалась. Но внизу прямо по курсу был пионерский лагерь, село, люди, и Леонову нужно было в считанные доли секунды принять решение.
  И он его принял. Нарушая все инструкции, он отвернул еще управляемый самолет в сторону от пионерского лагеря.
  А время, время, отпущенное на собственное спасение, сокращалось с каждым мигом, как шагреневая кожа.
  Катапульта выбросила летчика из падающего самолета исправно…Но на секунду позже положенного…
  403-й полет полет Сергея Леонова оказался последним в жизни. Сразу после взлета Сергей услышал резкий хлопок и свист заглохшего мотора. «Самолет неисправен, двигатель не работает, температура упала», - доложил курсант на землю.
  - Включите полный форсаж!
  - Форсаж включил, самолет продолжает падение.
  - Катапультируйтесь!
  - Отвожу от населенного…
  - Катапультируйтесь!!!
  Окрестные жители устремились к месту падения военного самолета. Они и не надеялись увидеть летчика живым. Но Леонов остался жив. Спасенные им жители села на подводе повезли его в больницу. Вскоре подоспели военные, и раненого курсанта транспортировали в Ростов-на-Дону.
  А потом были долгие месяцы лечения, восстановление двигательных функций. И все это время Леонова мучил один вопрос: «Вернусь ли за штурвал»?
  Врачи ответить сразу не могли, но с сомнением покачивали головой: «Радуйся, что жив остался…»
  Однако надежда не покидала его, как он признался, до конца службы.
  Накануне годовщины подвига наш корреспондент встретился с отставным полковником, занимающим нынче должность помощника президента футбольного клуба «Ротор» по безопасности.
 
  ВСЕ НАЧАЛОСЬ В ШКОЛЕ ЮНЫХ КОСМОНАВТОВ
 
  - Сергей Борисович, как вы пришли в авиацию?
  - До Качинского училища учеником 8-го класса я пришел в школу юных космонавтов имени Шаталова и прошел 3-годичную подготовку прежде чем поступить в училище.
  - В вашей семье до вас были ли летчики или хотя бы военные?
  - Отец у меня фронтовик. Служил, правда, в пехоте. А профессиональный военный - только я.
  - По инструкции, вы должны были подчиниться команде диспетчера и покинуть самолет независимо от того, находится ли внизу населенный пункт или нет?
  - Да, я должен был катапультироваться сразу после команды земли.
  - Почему же не сделали этого?
  - Я уверен, на моем месте любой из летчиков поступил бы точно также. Мы были просто так воспитаны. О другом варианте я даже не задумался.
  - При падении вы получили повреждение позвоночника. Что, не хватило высоты?
  - Дело в том, что я катапультировался с отрицательной перегрузкой. Самолет падал с высоты в 600 метров с задранным вверх носом. Перед катапультированием я резко бросил ручку управления, и мой «МИГ» клюнул носом. В этот момент и возникла эта самая отрицательная перегрузка. Кресло ударило меня по спине.
 
  АВИАЦИЯ – НА ВСЮ ЖИЗНЬ
 
  - Как дальше сложилась ваша судьба? Из авиации наверняка пришлось уйти?
  - Нет. Не ушел, а назло судьбе остался в боевом строю и посвятил небу всю свою жизнь.
  Лечился я полгода в Ростовском госпитале, куда меня перевезли на самолете. Два месяца был совершенно неподвижным.
  Потом был в 1975 году был отправлен служить в Чехословакию помощником начальника оперативного отдела. В 77-м поступил в военную академию имени Юрия Гагарина. Я, наверное, единственный, который поступил туда в звании лейтенанта.
  - Летали?
  - Не летал. Пытался восстановиться, но врачи не допускали к полетам.
  - А подвиг Маресьева вас не вдохновлял?
  - Мы воспитывались на примерах наших знаменитых летчиков. Таких, как Покрышкин, Чкалов, Гастелло…
  - А грустно было отлучаться от неба?
  - Грустно – не то слово. Обидно, что моя летная карьера прервалась на взлете. До последнего меня не покидала надежда, что когда-нибудь я поднимусь в небо за штурвалом самолета. Но, к сожалению, подвиг Маресьева, который вернулся в кабину практически без ног, мне повторить было не суждено. Современные летательные аппараты предъявляют летчику совсем другие, более жесткие требования, чем в те времена.
  - А небо тянет?
  - Еще как! Когда с командой мы летаем на игры, я стараюсь пробраться в кабину летчиков, посидеть с ними. Это на всю жизнь.
  Но даже не летая, я посвятил свою жизнь авиации. После окончания академии служил в боевых частях, руководил полетами, начальником штаба полка, дивизии…На мне лежало обеспечение безопасности полетов. Это большая ответственность. Очень непросто, когда в небе одновременно находится до сорока самолетов.
  - Как Родина оценила ваш подвиг? Сейчас за него вас наверняка представили к звезде Героя России?
  - В то время нештатные ситуации не афишировали: наша техника лучшая в мире…Закрытым Указом правительства СССР мне вручили орден Красной Звезды. В мирное время…
  - А песня Оскара фельцмана на стихи Роберта Рождественского «Огромное небо», которую исполняет Эдита Пьеха, посвящена вашему подвигу?
  - Нет, в 1968 году в Германии летчики Янов и Капустин на самолете ЯК-28 попали в такую внештатную ситуацию. Тогда они погибли, спасая населенный пункт и людей.
  - Вы учились в школе юных космонавтов. Наверняка, мечтали когда-нибудь полететь в космос?
  - Так далеко я тогда не заглядывал. Главное для меня было – стать классным летчиков. А только из классного летчика и мог получиться космонавт.
  - Почему вы пошли в истребители, не, скажем, в тяжелую бомбардировку?
  - Истребители всегда считались элитой военно-воздушных сил. Белая кость авиации, престиж, скорость, наконец, бой… Как в футболе…
 
  ВНУЧКА – СМЫСЛ ЖИЗНИ
 
  - Расскажите немного о своей семье.
  - Я женат, жену зовут Наталья Алексеевна. Знакомы с ней еще со школы юных космонавтов. В 1973 году на третьем курсе училища мы поженились.
  В 1975 году у нас родился сын. К сожалению, два года назад он трагически погиб на производстве. У нас осталась 4-летняя внучка. Теперь вся наша жизнь посвящена этому маленькому родному человечку. Она очень спортивная, посещает школу олимпийского резерва, катается на коньках. Может быть большой спортсменкой она не станет, но думаю, занятия спортом ей послужат в дальнейшей жизни.
  В возрасте 42 лет в звании полковника я вышел в отставку. Работал в администрации города, обеспечивал информационную безопасность, закончил академию госслужбы.
 
  НЕБО И ФУТБОЛ НЕ ТЕРПЯТ ФАЛЬШИ
 
  - Как попали в футбол, что вас связывает со спортом?
  - Я рос в одном дворе с футболистом, а теперь тренером «Ротора» Владимиром Файзулиным, президентом ватерпольного «Спартака» Пригодой, с братьями Глиняновыми. И где бы я ни служил: в Забайкалье, дальнем Востоке, за границей, всегда следил за родной командой, радовался ее успехам, переживал неудачи…
  В 1999 году в клубах ввели должность помощника президента по безопасности. Когда меня пригласили на эту работу, я понял, что моя мечта быть полезным «Ротору», сбылась. Ведь любовь к небу сродни любви к футболу: и то, и другое – навсегда. Футбол требует такой же самоотдачи, как и авиация. А футболисты – они мне, как сыновья. Они могут подойти ко мне за советом не только на работе, но и вне ее. Надеюсь, мои беседы им идут на пользу. Ведь в футбольном коллективе, как в летном подразделении, -- фальшь всегда видна. Команда, как и небо не терпит чужих по духу людей.
  - И последнее, что для вас Кача?
  - Кача для меня – это все: и мама, и папа, и Родина, и служба, и боль…В общем судьба. Ведь заканчивал службу именно здесь, где и начал…
  И решение перевести это знаменитое летное училище из города-героя Волгограда иначе, как преступлением и назвать нельзя. Это училище заканчивали многие выдающиеся летчики. Только Героев советского Союза – 350 человек. Может быть, когда-нибудь Качу вернут в Волгоград, в столицу воинской славы России.
  Сергей Леонов посмотрел в небо, не летят его родные истребители на тренировочный полет…
 
  Фото из семейного архива С. Б. Леонова
 
 
 
 
29 июн 2010. © Аман КАЛИЕВ. «Вечерний Волгоград»
Сайт болельщиков ФК "РОТОР" Волгоград Football club ROTOR Volgograd Fans site
  • Чертеж-рисунок оборудования - пароконвектомат http://www.ekb-torg.ru
  • ekb-torg.ru
  • теодор курентзис билеты. Самая полная информация о исполнителе здесь
  • teodor-currentzis.moscow